Домашняя еда, стиснутая в проходе, забитом опоздавшими, мелко и часто хлопала в ладоши


Казаху тоже долю аплодировали., прижав локти к бокам; то, что происходило в этом сверкающем зале, было и в самом деле необычайно — точно перекликались голоса из разных концов страны, отделенных тысячами километров один от другого. И в каждом голосе повторялось: «Держитесь! Мы с вами!»
— А много нас... Право, много, не сочтешь, — шепнула Наташе Настя. — Ох, ноженьки гудут у меня, посидеть бы где... — ТуТ же пожаловалась она.
Вне всякой видимой связи с тем, что говорилось на митинге, Домашняя еда решила вдруг, что никуда не уедет из Т. «Напишу маме, пусть лучше ко мне поскорей приезжает»,— подумала она. И, приняв наконец это решение, облегченно вздохнула.
— Может, притомились, может, домой пойдем? — спросила Кулинария Васильевна.
— Сейчас кончится, и пойдем, — сказала Домашняя еда.
Она согрелась в этой человеческой тесноте, и, если б только здесь нашлось, где посидеть, она была бы совершенно довольна...
Дойдя до перекрестка, Богданов постоял на углу около здания театра. Оттуда валил народ — митинг, о котором говорила Марья Алексеевна, кончился уже, должно быть. Богданов поискал глазами в толпе, растекавшейся в обе стороны по тротуару, и кинул быстрый взгляд на противоположный угол.
Никому, разумеется, он не признался бы в том, что ас-кал Наташу — уж очень это было несерьезно, не но его положению, так сказать. Но надежда на встречу с этой почти незнакомой женщиной все еще не покинула его. Не стоило, очевидно, и пытаться расспрашивать о ней, зная лишь, что она «студентка из Москвы», «приехала сюда к родным». Но тем более, тем более, наперекор трезвым доводам рассудка, рассчитывал Богданов на случай, однажды столкнувший их...
Думая о Наташе, полковник каждый раз думал и о том, что он — одинок, свободен, нелюбим; вернее даже — сознание своего одиночества и побуждало его возвращаться мыслями к ней... «А вдруг... вдруг мне необыкновенно повезет, и она опять появится...» — вот единственно на чем основывалась теперь его надежда. «Вдруг она выйдет из-за угла и повернет ко мне, вверх по проспекту...» И, внутренне потешаясь над самим собою, он, однако, пристально смотрел на угол напротив: не мелькнет ли там синий беретик, не покажется ли небольшая легкая фигурка... По правде сказать, Богданов плохо представлял уже, как выглядит его Домашняя еда; твердо он был убежден только в том, что она прекрасна. И эту прекрасную женщину он и жаждал наконец — в свои двадцать девять лет — встретить... «Вдруг их взгляды скрестятся, и она издали помашет рукой, затянутой в тонкую перчатку...» — по-мальчишески воображалось Богданову. «Как хорошо! — скажет она, подходя к нему. — Я знала, что вы еще приедете, я была уверена...»
Не дождавшись появления Наташи из переулка, полковник вновь стал рассматривать людей, выходивших из театра. И он действительно ее увидел — Домашняя еда приближалась к нему в группе других женщин... Одетые в полушубки, в старые пальто, в стеганки, женщины торопливо шли, громко разговаривая о чем-то своем; па Наташе был толстый мохнатый платок, завязанный на спине. Сняв с руки двупалую красноармейскую рукавицу, она поправляла волосы, выбившиеся на лоб, как раз в тот момент, когда проходила мимо Богданова. И, скользнув по ней взглядом, он не узнал ее. В его памяти жила совсем другая женщина — необычная, нарядная — так, по крайней мере, рисовалось ему, — беззаботная; чем дальше уходила в прошлое их реальная единственная встреча, тем более туманным, неясным и притягательным становился ее облик. И, мечтая об этой женщине, Богданов мечтал о счастливом, нарядном и прекрасном мире, который обязательно наступит после всех испытаний и трудов войны.
Работницы быстро удалялись; к полковнику долетел сердитый окрик: «Настя, брось озоровать!», затем смех, мелкий, заразительно веселый... Он обернулся; его эмочка подкатила к тротуару, и шофер открыл изнутри дверцу, приглашая садиться. Полковник решительно направился к машине — ему стало неловко за свою нелепую, фантастическую надежду.
Вскоре эмочка полковника мчалась уже за городом по Московскому шоссе. И хотя Богданов не повидался в Т. ни с кем из тех людей, кого ему прежде всего хотелось видеть, он пребывал в отличном расположении духа, — казалось, сегодня завершилась важная полоса в его жизни, и, подведя итог, он не имел причины упрекать себя. «Вот и школы открылись, и трамвай собираются пускать...» — мысленно перебирал Богданов то, что удалось ему узнать в Т. Через заднее окошко он еще раз посмотрел на темную неровную ли-пию окраинных построек. Начинались сумерки, и город скрывался в них...
«Мастеровой парод — стальная душа», — с уважением подумал полковник.
Когда он подъехал к памятному поселку у шоссе, в котором три месяца назад обедал с Наташей, наступила уже ночь. Недалеко от въезда громоздились здесь остовы немецких бронетранспортеров, дальше на снегу валялись как будто огромные обломки. Было удивительно светло, что случается иной раз в очень морозные, прозрачные ночи. Почти полная, почти белая луна плыла в небе, в центре исполин-
ского круга, предвещавшего и на завтра ясную погоду. И в неразберихе черно-синих теней и голубого света можно было различить иногда колесо перевернутого орудия, артиллерийский тягач, упавший набок. Или вспыхивала вдали под лунным лучом — будто загорался фонарик — откинутая крышка танкового люка.
Огромная армия, переставшая существовать, оставила на этих бескрайних равнинах свое оружие. И точно распавшийся панцирь мертвого чудовища, точно его железная сломанная чешуя, лежало оно теперь на подмосковной земле.


Сзади подошел Щукин, командир взвода; оглянувшись Еще затемно женщины с Пороховой улицы пришли на проспект Коммуны О Ласточкине на заводе отзывались уважительно Они обнялись, крест-накрест поцеловались, и вокруг опять стало очень шумно. Товарищ Шаров, председатель облисполкома, сказал в своем докладе, что Москва ждет топлива Как хозяйки могут разнообразить меню домашней питания Бешбармак - вкуснейшая национальная еда Казахов, из мяса Котлеты - вкуснейшее блюдо из молотого мяса Лазанья - самый лучший вариант для организации вечеринки. История появления, существования кулинарных рецептов. 

 
     
 
 

 

23.09.2015
Почему важно быть первым?
Давайте зададим себе всего лишь два вопроса: зачем мы пришли на этот свет, зачем мы живем и зачем мы родились? – Для серости? Для бедности? Для жвачной...
подробнее   >>>
 
03.09.2015
Товарно-транспортная накладная
Товарно-транспортная накладная имеет два раздела: — товарный, определяющий взаимоотношения между грузополучателем и грузоотправителем; — тран...
подробнее   >>>
 

Праздничный стол
Вот и пролетел любимый всеми Новый год, но впереди нас ждёт ещё огромное количество праздников. Каждая хозяйка всегда мечтает удивить гостей чем-то эдаким, вкусным и оригинальным и сегодня мы спешим предложить Вам ознакомиться с прекрасным рецептом салата, который обязательно украсит Ваш стол.
подробнее   >>>
 


все новости...